Адвокаты по наркотикам

Контрольная закупка наркотиков - только через суд. Как понимать решение ЕСПЧ?

12 мая 2021 года

Европейский суд решение
Фото: GETTYIMAGES

Европейский суд по правам человека обязал российские власти изменить закон об оперативно-розыскной деятельности. В частности, ЕСПЧ постановил, что контрольная закупка в делах о наркотиках должна проводиться только с санкции суда. Решение суд вынес по жалобам девяти россиян, которые получили большие сроки лишения свободы по наркотическим статьям в результате полицейских провокаций.

Все девять заявителей были осуждены российскими судами на сроки от 2,5 до 10 лет лишения свободы по обвинению в наркопреступлениях. Причем во всех случаях главным доказательством их виновности становилась контрольная закупка.

Сами они не признали своей вины и в своих жалобах указывали, что были несправедливо осуждены за преступления, к совершению которых их подстрекала полиция. По утверждению заявителей, до контрольной закупки они никогда не совершали подобных сделок и не сделали бы этого, если бы полицейские не спровоцировали их.

Кузьмина и другие против России

Одну из заявительниц Евгению Кузьмину Басманный суд Москвы в 2013 году приговорил к 10 годам лишения свободы, признав ее виновной в покушении на сбыт 0,64 грамм амфетамина во время контрольной закупки. Мосгорсуд оставил этот приговор в силе.

Кузьмина согласилась продать наркотики своей знакомой К., не зная, что непосредственно перед этим К. была задержана сотрудниками Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН, в 2016 году службу упразднили, а ее функции и полномочия передали МВД).

После задержания К. сказала сотрудникам ФСКН, что Кузьмина продает наркотики в московских ночных клубах, и согласилась выступить покупателем при контрольной закупке.

При этом в суде К. заявила, что до контрольной закупки она никогда не покупала наркотики у Кузьминой, но что ранее они употребляли наркотики вместе.

Кузьмина пожаловалась на провокацию, но суд отклонил ее жалобу, сославшись на то, что та c готовностью согласилась продать К. амфетамин — и К. покупала у нее наркотики по собственной инициативе, а не как агент полиции.

Другого заявителя Виктора Панина Перовский суд Москвы в 2014 году приговорил к восьми годам лишения свободы по обвинению в покушении на сбыт 8 грамм гашиша в результате контрольной закупки. Мосгорсуд оставил этот приговор без изменений.

12 ноября 2013 года Панин продал 8 грамм гашиша своему знакомому К., не зная, что ранее в тот же день К. был задержан полицией.

После задержания К. сказал полицейским, что знает торговца наркотиками, и по запросу полиции позвонил Панину, чтобы договориться с ним о покупке. В этот же день полицейские задержали Панина в результате контрольной закупки.

Сам Панин утверждал, что его знакомый К. сначала сам продал ему гашиш, а потом (после своего задержания) попросил продать ему наркотики обратно. К. в суде заявил, что знал Панина, но что до контрольной закупки никогда не покупал у него наркотики.

Панин подал жалобу на провокацию, но ее отклонили. Как и в случае Кузьминой, у Панина не приняли жалобу о провокации на основании того, что он с готовностью согласился продать наркотики, и что покупатель К. действовал по собственной инициативе, а не как агент полиции.

Еще одного заявителя Ярослава Емлевского Кировский суд Саратова в 2014 году признал виновным в содействии приобретению наркотиков и незаконном хранении 11,2 грамм марихуаны. Емлевский получил два с половиной года колонии.

Он помог приобрести 7 грамм марихуаны покупателю Р., который оказался сотрудником полиции под прикрытием. Причем, как утверждал Емлевский, Р. много раз звонил ему и уговаривал продать ему наркотик.

Что постановил ЕСПЧ

Европейский суд постановил, что все девять заявителей стали жертвами полицейских провокаций и что в их случае было нарушено право на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции о защите прав человека).

В своем решении ЕСПЧ указал, что практика проведения контрольных закупок Россией по-прежнему остается структурной проблемой. Ранее европейский суд уже неоднократно обращал на это внимание.

Суд подчеркнул, что хотя использование тайных агентов и является законным методом в расследовании наркопреступлений, такие методы должны быть ограничены четкими рамками из-за риска подстрекательств со стороны полиции.

«Власти должны быть готовы продемонстрировать, что у них были веские причины для проведения тайной операции, — говорится в решении ЕСПЧ. — В частности, они должны располагать конкретными и объективными доказательствами того, что заявители предприняли конкретные действия, составляющие преступление, за которое они потом будут нести ответственность. В случаях, когда полиция приступила к контрольной закупке сразу после первого сообщения, инкриминирующего заявителя, и без каких-либо попыток проверить эту информацию или рассмотреть другие способы расследования деятельности заявителя, речь идет о провокации».

Об отсутствии провокации при проведении контрольной закупки может говорить то, что ей предшествовали другие следственные действия (например, санкционированное судом прослушивание телефонов), в ходе которых были найдены материальные доказательства ранее существовавшего преступного умысла заявителя.

В своем решении ЕСПЧ обязал российские власти изменить законодательство об оперативно-розыскной деятельности таким образом, чтобы оно предусматривало четкую процедуру санкционирования контрольных закупок и оперативных экспериментов в наркоделах.

Санкционировать правоохранительным органам проведение таких мероприятий должен суд, говорится в решении ЕСПЧ.

Источник: BBC Русская служба

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru