Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

НОВОСТИ 

Ответственность за пропаганду наркотиков в интернете. За репост осудят всех?

       05 ноября 2019 года

 

Новая кассация. порядок обжалования приговора.

      10 октября 2019 года

 

Новые кассационные и апелляционные суды. Адреса и подсудность.

      03 октября 2019 года

 

Правительство не поддержало проект смягчения наказания по ст. 228 УК РФ

    13 сентября 2019 года

 

Добавлена статья:

"Виды оперативно-розыскных мероприятий и условия проведения"

    12 сентября 2019 года

 

Добавлена статья:

"Доказательства умысла на сбыт наркотиков"

    02 сентября 2019 года

 

Добавлена статья:

"Показания сотрудников полиции и иных лиц о пояснениях, задержанного, данных в отсутствие адвоката"

       08 августа 2019 года

 

Новая апелляция и кассация по уголовным делам

          25 июля 2019 года

 

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

          21 июня 2019 года

 

Рамки в законе: на что повлияет дело Ивана Голунова

         13 июня 2019 года

 

Резонанс Голунова: наказание за наркотики могут смягчить

          12 июня 2019 года

 

Почему задержание журналиста-расследователя опасно не только для журналистики

          11 июня 2019 года

 

Сроки для замены лишения свободы принудительными работами сокращены

      28 декабря 2018 года

 

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

       05 ноября 2018 года

 

Договорная правда. В УПК прописали, как брать показания у человека, заключившего сделку со следствием

       01 ноября 2018 года

 

Проверка третьей степени. Утвержден порядок рассмотрения жалоб в новых кассационных судах

      14 октября 2018 года

 

В судах вводится обязательная аудиозапись заседаний

          15 июля 2018 года

 

Осужденным разрешат просить о переводе в колонию в регион ближе к родным

           09 июля 2018 года

 

Закон о зачете времени пребывания в СИЗО

           04 июля 2018 года

 

Суды выносят оправдательные приговора в 0,2% случаев

        16 апреля 2018 года

 

Новые поправки в деятельность судов

        05 апреля 2018 года

 

В ГД внесены поправки о привлечении к защите подозреваемых их родственников

        05 апреля 2018 года

 

Система нацелена на легкую добычу

        24 января 2018 года

 

Пленум Верховного Суда разъяснил правила уголовного процесса.

      20 декабря 2017 года

 

Проверка следствия. Продлить арест станет сложнее.

       12 октября 2017 года

 

Потреблять опаснее, чем распространять

     28 сентября 2017 года

 

Судам готовят новые правила работы

          13 июля 2017 года

 

Осужденным наркоманам предложили давать отсрочку наказания

           20 июня 2017 года

 

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор.

        28 апреля 2017 года

 

На сайт добавлена статья "Подготовка к защите и обжалованию. Проверка уголовного дела".

        23 апреля 2017 года

 

Поправки уточняющие полномочия адвокатов. Возможность внесения кассационных жалоб по иным основаниям.

          22 марта 2017 года

 

Верховный суд. Полномочия по надзорному пересмотру любых уголовных дел.

          21 марта 2017 года

 

 

Отсрочка отбывания наказания наркозависимым

      29 декабря 2016 года

 

Новая редакция постановления ВС РФ  "О судебном приговоре". 

        5 декабря 2016 года

 

Одного признания будет недостаточно. 

        18 ноября 2016 года

 

Сознался? Докажи. Новые разъяснения ВС РФ. 

        17 ноября 2016 года

Показания о пояснениях задержанного

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

ПОКАЗАНИЯ СОТРУДНИКОВ ПОЛИЦИИ И ИНЫХ ЛИЦ О ПОЯСНЕНИЯХ, ЗАДЕРЖАННОГО, ДАННЫХ В ОТСУТСТВИЕ АДВОКАТА

Проблема использования показаний сотрудников полиции, понятых или иных лиц о пояснениях данных задержанным по подозрению в совершении преступления, данных без присутствия адвоката, в правоприменительной практике следственных органов и судов является достаточно острой.

Следственные органы в своей практику, в силу отсутствия надлежащего уровня расследования уголовных дел, использовать показания о пояснениях задержанного, со слов свидетелей при доказывании вины. Также и приговоры судов по уголовным делам, в том числе связанные с незаконным оборотом наркотиков, обосновываются исключительно такими показаниями, при отсутствии других достоверных доказательств по уголовному делу.

Однако, данный подход нельзя признать законным и справедливым. При таких обстоятельствах собирание доказательств по уголовному делу подменяется допросом заинтересованных в показателях сотрудников полиции и зависимых от них понятых готовых подтвердить любые обстоятельства. 

Пример из нашей практики: Подсудимый был задержан сотрудниками полиции со свертком наркотического средства, массой около 7 граммов. В показаниях данных на предварительном следствии и в судебном заседании, наличие умысла на сбыт изъятого наркотического средства отрицал, утверждал, что хранил наркотическое средство исключительно для личного употребления. Под давлением сотрудников полиции, в момент задержания, был вынужден согласится с якобы наличием у него умысла на сбыт изъятого, и поэтому подписал протокол с таким пояснением.

В качестве доказательств по уголовному делу следствием и в дальнейшем стороной обвинения были представлены показания сотрудников полиции и понятых, в которых они утверждали, что сразу после своего задержания подсудимый показал, что наркотические средства он хранил у себя с целью дальнейшего сбыта. О чем также была сделана запись в протоколе личного досмотра.

Действия задержанного были квалифицированы по ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Как следовало из материалов уголовного дела и показаний лиц, участвовавших при личном досмотре, досмотр и изъятие наркотического средства, а также составление протокола личного досмотра, производились без участия адвоката, от присутствия которого задержанный не отказывался.

К сожалению, для нашей правоохранительной системы личный досмотр задержанных и составление протоколов личного досмотра без участия адвоката является нормальной практикой, которая в том числе порождает множество злоупотреблений со стороны сотрудников полиции.

Других доказательств, кроме вышеуказанных показаний протокола и личного досмотра, свидетельствующих о причастности подсудимого к сбыту наркотических средств и наличия умысла на его совершение с изъятыми веществами судом исследовано не было.

Адвокат настаивал на отсутствии у подсудимого умысла на сбыт изъятых веществ и настаивал на переквалификации его действий на ч.2 ст.228 УК РФ.

Однако, данное обстоятельство не помешало, суду первой инстанции вынести обвинительный приговор по делу за покушение на сбыт наркотических средств, в обоснование которого суд указал, что полностью доверяет сотрудникам полиции и понятым в данной части, и пояснения задержанного о наличии умысла на сбыт изъятого вещества после задержания, напрямую свидетельствуют о наличии такого умысла. Также данный факт якобы подтверждается указанием о его пояснениях в протоколе личного досмотра.

Суд апелляционной инстанции данный приговор оставил в силе.

Таким образом, доводы адвоката о недопустимости использования показаний сотрудников полиции и понятых, в части содержания пояснений, задержанного данных без присутствия адвоката, были формально отвергнуты судами.

Мы не могли согласиться с такой позицией национальных судов и обратились в Европейский Суд по Правам человека.

Согласно позиции Европейского суда, в соответствии с общепринятыми международными нормами обвиняемый должен (как только он лишается свободы) иметь возможность воспользоваться помощью адвоката, независимо от проведения допросов справедливое судебное разбирательство требует возможности получения обвиняемым всего спектра мер, которые относятся к консультированию.

В связи с этим, обсуждение дела, организация защиты, поиск доказательств в пользу обвиняемого, подготовка к допросам, поддержка обвиняемого в данной ситуации и контроль условий содержания под стражей являются основными элементами защиты, к которым должен обращаться адвокат» (п. 164 постановления ЕСПЧ № 13810/04 «Шамардаков против России»).

По настоящему делу национальными судами, в решающей степени при обосновании вины подсудимого были использованы показания понятых и сотрудников полиции участвовавших при его личном досмотре и изъятии, о содержании пояснений данных задержанным после его фактического лишения свободы, при отсутствии у задержанного воспользоваться помощью адвоката, о наличии у него умысла на сбыт изъятых наркотических средств.  А также наличие в протоколе личного досмотра указания, со слов задержанного, что он собирался сбыть изъятое.

Вместе с тем ограничение права на доступ к адвокату задержанного в момент дачи им пояснений, при проведении личного досмотра, не было обоснованным.

Европейский Суд, указывал, что право на защиту безвозвратно утрачивается, когда признательные показания, сделанные во время допросов в полиции без доступа к адвокату, используются для осуждения.

Согласно позиции Европейского суда, под свидетелем понимается любое лицо, чьи показания, зафиксированные органами следствия, используются национальными судами в качестве доказательств по делу вне зависимости от того, в какой форме имела место такая фиксация (постановление ЕСПЧ от 26.04.2007 «Вожигов против России», жалоба № 5953/02).

Так, различные документы, протоколы следственных действий, показания лиц, содержанием которых по существу является запись показаний задержанного лица (постановление ЕСПЧ от 27.01.2011 «Кривошапкин против России», жалоба № 42224/02, постановление ЕСПЧ от 13.07.2010 «Лопата против России», жалоба № 72250/01), следует с учетом данной позиции рассматривать именно как показания задержанного.

Соответственно, на ситуации, в которых формируются такие доказательства, распространяется право обвиняемого на участие защитника. Поэтому нарушение данного права задержанного должно повлечь за собой невозможность использования таких доказательств.

При их использовании имеет место нарушение подпункта «с» пункта 3 статьи 6 в сочетании с пунктом 1 статьи 6 Конвенции в связи с отсутствием у задержанного доступа к адвокату на момент дачи пояснений.

Таким образом, Европейский суд указывает, что любые пояснения задержанного (фактически лишенного свободы) человека, данные без присутствия адвокат, независимо каким образом они задокументированы, будь то показания сотрудников полиции или иных лиц участвовавших при дачи таких пояснений, записи о пояснениях в протоколах, не имеют доказательного значения и не могут быть положены в основу обвинительного приговора суда.

В настоящий момент жалоба признана приемлемой и коммуницирована с властями Российской Федерации. Будем добиваться решения и уведомления Российской Федерации о недопустимости использования таких доказательств со стороны ЕСПЧ!

Особо хотелось бы отметить, что существующая судебная система, является неповоротливой, и немалое количество судей принимают решение по устоявшемуся шаблону, и без указания Верховного суда не принимают объективных решений, который в свою очередь дает соответствующие указания нижестоящим судам только после соответствующих решений и рекомендаций Европейского суда.

До недавнего времени, судами в качестве доказательств использовались объяснения написанные без присутствия адвоката, а также явки с повинной данные без адвоката, от которых в дальнейшем подсудимые отказывались. Сейчас эта практика осталась в прошлом.

По аналогии очевидно, что пояснения данные без адвоката сотрудникам полиции или иным лицам, по сути стоят в одном ряду с явкой с повинной и объяснением по делу!

Верховный и Конституционный суд

Верховный суд Российской Федерации и Конституционный суд формально придерживаются позиции о недопустимости использования пояснений, задержанного данных без присутствия адвоката, полученных только из показаний сотрудников полиции и следователей (дознавателей).

Так, согласно Определениям Конституционного Суда Российской Федерации № 44-О от 06.02.2004 года и № 1068-О от 19.06.2012 года, положения части пятой статьи 246 и части третьей статьи 278 УПК Российской Федерации, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и часть третья статьи 56 данного Кодекса, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Вместе с тем эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их, как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в пункте 1 части второй статьи 75 УПК Российской Федерации правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования, содержащихся в них сведений.

Названное правило является одной из важных гарантий права каждого не быть обязанным свидетельствовать против самого себя (статья 51, часть 1, Конституции Российской Федерации). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25 апреля 2001 года по делу о проверке конституционности статьи 265 УК Российской Федерации, это право, как и право каждого не быть обязанным доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, в силу статьи 18 Конституции Российской Федерации являются непосредственно действующими и должны обеспечиваться, в том числе правоприменителем, на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм.

Данная норма закона нашла практическое применение в Апелляционном определении Верховного Суда РФ от 23.12.2014 года № 72-АПУ14-63, согласно которому показания сотрудника полиции, о содержании пояснений подозреваемого были признаны судом недопустимым доказательством по делу.

 

Что делать в подобной ситуации?

В случаях:

Если вы дали подобные пояснения при своем задержании;

Либо заинтересованные сотрудники полиции и их понятые, утверждают о даче вами подобных пояснений;

Вы не подтвердили изложенные в них факты в ходе допроса, либо отказались давать показания в соответствии со ст.51 Конституции РФ;

Даже в том случае, если данные пояснения отражены в составляемых протоколах;

При отсутствии при даче пояснений и составлении протоколов адвоката;

Обязательно заявляйте ходатайство о признании показаний сотрудников полиции и понятых в части ваших пояснений без адвоката, а также протоколов доследственных действий в данной части, недопустимыми доказательствами, в том числе со ссылкой на позиции Европейского суда.

Если же обвинительный приговор основанный на подобных доказательствах состоится и не будет изменен апелляционной инстанцией, то обязательно обращайтесь в Европейский суд по Правам Человека.

ВАЖНО: Исключение таких показаний может повлиять на результат по уголовному делу только в том случае, когда других достоверных доказательств о соответствии действительности данных, содержащихся в пояснении в материалах дела нет.

ПЕРЕЧЕНЬ ВСЕХ СТАТЕЙ САЙТА

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

+7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60 (WhatsApp)

почта konsultant228@yandex.ru

Бесплатная консультация Московских адвокатов по наркотикам!