Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

НОВОСТИ 

Ответственность за пропаганду наркотиков в интернете. За репост осудят всех?

       05 ноября 2019 года

 

Новая кассация. порядок обжалования приговора.

      10 октября 2019 года

 

Новые кассационные и апелляционные суды. Адреса и подсудность.

      03 октября 2019 года

 

Правительство не поддержало проект смягчения наказания по ст. 228 УК РФ

    13 сентября 2019 года

 

Добавлена статья:

"Виды оперативно-розыскных мероприятий и условия проведения"

    12 сентября 2019 года

 

Добавлена статья:

"Доказательства умысла на сбыт наркотиков"

    02 сентября 2019 года

 

Добавлена статья:

"Показания сотрудников полиции и иных лиц о пояснениях, задержанного, данных в отсутствие адвоката"

       08 августа 2019 года

 

Новая апелляция и кассация по уголовным делам

          25 июля 2019 года

 

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

          21 июня 2019 года

 

Рамки в законе: на что повлияет дело Ивана Голунова

         13 июня 2019 года

 

Резонанс Голунова: наказание за наркотики могут смягчить

          12 июня 2019 года

 

Почему задержание журналиста-расследователя опасно не только для журналистики

          11 июня 2019 года

 

Сроки для замены лишения свободы принудительными работами сокращены

      28 декабря 2018 года

 

Прослушка отменяется. Минюст предлагает прописать порядок обжалования секретных решений

       05 ноября 2018 года

 

Договорная правда. В УПК прописали, как брать показания у человека, заключившего сделку со следствием

       01 ноября 2018 года

 

Проверка третьей степени. Утвержден порядок рассмотрения жалоб в новых кассационных судах

      14 октября 2018 года

 

В судах вводится обязательная аудиозапись заседаний

          15 июля 2018 года

 

Осужденным разрешат просить о переводе в колонию в регион ближе к родным

           09 июля 2018 года

 

Закон о зачете времени пребывания в СИЗО

           04 июля 2018 года

 

Суды выносят оправдательные приговора в 0,2% случаев

        16 апреля 2018 года

 

Новые поправки в деятельность судов

        05 апреля 2018 года

 

В ГД внесены поправки о привлечении к защите подозреваемых их родственников

        05 апреля 2018 года

 

Система нацелена на легкую добычу

        24 января 2018 года

 

Пленум Верховного Суда разъяснил правила уголовного процесса.

      20 декабря 2017 года

 

Проверка следствия. Продлить арест станет сложнее.

       12 октября 2017 года

 

Потреблять опаснее, чем распространять

     28 сентября 2017 года

 

Судам готовят новые правила работы

          13 июля 2017 года

 

Осужденным наркоманам предложили давать отсрочку наказания

           20 июня 2017 года

 

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор.

        28 апреля 2017 года

 

На сайт добавлена статья "Подготовка к защите и обжалованию. Проверка уголовного дела".

        23 апреля 2017 года

 

Поправки уточняющие полномочия адвокатов. Возможность внесения кассационных жалоб по иным основаниям.

          22 марта 2017 года

 

Верховный суд. Полномочия по надзорному пересмотру любых уголовных дел.

          21 марта 2017 года

 

 

Отсрочка отбывания наказания наркозависимым

      29 декабря 2016 года

 

Новая редакция постановления ВС РФ  "О судебном приговоре". 

        5 декабря 2016 года

 

Одного признания будет недостаточно. 

        18 ноября 2016 года

 

Сознался? Докажи. Новые разъяснения ВС РФ. 

        17 ноября 2016 года

Анонимные свидетели

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИ ДОКАЗЫВАНИИ ПОКАЗАНИЙ АНОНИМНЫХ СВИДЕТЕЛЕЙ

По уголовным делам связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в решающей степени при доказывании,  правоохранительными органами часто используются анонимные или «засекреченные» свидетели, данные о личности которых оставлены в тайне якобы с целью обеспечения их безопасности, и без какого-либо достоверного подтверждения наличия реальных угроз и необходимости их защиты.

Участие свидетеля под псевдонимом в уголовном деле предусмотрено действующим законодательством  и регламентируется ст.11, ч.9 ст.166, п.4 ч.2 ст.241, ч.5 ст.278 УПК РФ, а также на нормах ФЗ №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», который содержит перечень оснований для применения мер безопасности в отношении свидетелей и потерпевших.

Вместе с тем, в Российской следственной и судебной практике, сохранение в тайне данных о личности анонимных свидетелей выступающих на стороне обвинения, применение к ним "мер безопасности", осуществляется с целью дачи такими свидетелями ложных показаний и формального сокрытия от стороны защиты их подлинных данных для ограничения возможности по оспариванию достоверности данных ими показаний, и как следствие уход анонимных свидетелей от уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев, анонимные свидетели сами находятся в зависимом положении от сотрудников правоохранительных органов, которые ими умело манипулируют.

В соответствии с ч.3 ст.11 УПК РФ, при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности.

Таким образом, основанием для применения мер безопасности к свидетелю, оставлении его подлинных данных о личности в тайне, является наличие конкретных данных о поступавших в его или его родственников адрес угроз противоправных действий в связи с уголовным делом.

В соответствии с ч. 5 ст. 278 УПК РФ допрос свидетеля под псевдонимом производится судом без оглашения подлинных сведений о личности свидетеля и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками уголовного процесса, о чем суд выносит определение или постановление.

Так, суд предпринимает меры для обеспечения возможности сторонам задать вопросы анонимному свидетелю без раскрытия его подлинных данных о личности.

На практике, в судебном заседании, такой свидетель находится в отдельном помещении в здании суда и общается со сторонами процесса и судом по радио связи, либо находится в соседнем кабинете, и его голос слышно сторонам.

Перед допросом свидетеля, судья вскрывает конверт содержащий подлинные данные о личности свидетеля, проходит в помещение где находится свидетель и удостоверяется в его личности.

При допросе свидетеля обвинения засекреченного под псевдонимом судья должен снимать вопросы, направленные на раскрытие личности допрашиваемого.

Вместе с тем, допрос анонимного свидетеля по радиосвязи вызывает наибольшие сомнения в достоверности его показаний, во-первых сторона защиты не может убедится в том, что при допросе свидетеля рядом с ним не находятся другие заинтересованные лица (сотрудники полиции или прокуратуры) которые подсказывают ему какие показания необходимо давать. Сторона защиты не имеет возможности удостоверится в отсутствии у свидетеля других технических средств связи, по-которым он может получать инструкции от заинтересованных лиц о содержании даваемых показаний.

Кроме того, свидетелю разъясняется судом, что его подлинные данные могут быть раскрыты сторонам по решению суда в стадии судебного разбирательства на основании ч. 6 ст. 278 УПК РФ. На практике, случаи раскрытия подлинных данных анонимного свидетеля единичны, судьи и прокуроры очень неохотно идут на это, так как обладая подлинными данными свидетеля, сторона защиты может попытаться оспорить его показания и разрушить версию стороны обвинения.

В судебном заседании допрос таких свидетелей часто выглядит как театральное представление, потому-что подсудимые, обращаясь к анонимным свидетелям с вопросами, называют их настоящие имена и указывают суду их подлинные данные о личности. Анонимные свидетели в свою очередь, не отрицают данных фактов, но и не дают своего формального согласия на разглашение в суде их подлинных данных.

Таким образом, юридически, подлинные данные о личности анонимного свидетеля нельзя связать со свидетелем под псевдонимом допрошенным в суде, без его официального рассекречивания судом. При этом складывается ситуация, когда сторона защиты фактически обладая подлинными данными о личности анонимного свидетеля, пытается представить суду доказательства о его возможной заинтересованности или не искренности, ссылаясь на его подлинные данные, но получает отказ суда и невероятное сопротивление прокурора в приобщении данных доказательств, на основании того, что личность свидетеля не рассекречена и представленные защитой доказательства не имеют отношения к анонимному свидетеля.

Необходимо отметить, что принимая такое решение суды и прокуроры, точно знают личность анонимного свидетеля и несмотря на подлинность утверждений стороны защиты, отказывают в его рассекречивании, в поддержку стороны обвинения.

Исходя из изложенного, - задача рассекретить подлинные данные о личности свидетеля, на практике в большинстве случаев, не достижима.

В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции требуют, чтобы трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой, а обвинительный приговор не должен основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях.

Согласно постановлению ЕСПЧ «Ван Мехелен и другие против Нидерландов», как следует из материалов дела, офицеры полиции, являвшиеся анонимными свидетелями по делу, допрашивались следователем в отдельной комнате, куда обвиняемые и их защитник не имели доступа. Общение производилось по звуковому проводу. Защита не знала личности свидетелей, была лишена возможности следить за их поведением, как это было бы при прямом допросе, а значит, проверить надежность этих показаний. ЕСПЧ указал, что если необходимо применение мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья свидетелей, то желательно, чтобы применялся такой порядок допроса, который позволял бы минимизировать ограничение прав стороны защиты. Достаточной судебной процедурой, уравновешивающей анонимность допроса свидетеля, является его заслушивание в присутствии не только обвинителя, но и адвоката, который имеет возможность наблюдать и оценить поведение свидетеля во время допроса.

Так, согласно позиции ЕСПЧ, показания анонимного свидетеля могут быть положены в основу обвинительного приговора, если только эти показания были получены в результате допроса свидетеля перед независимым и беспристрастным судом с участием сторон при соблюдении состязательности процесса. Судье должна быть полностью известна личность свидетеля; обвиняемому и его защитнику она может не сообщаться, однако в любом случае защита должна иметь возможность присутствовать при допросе свидетеля на условиях, позволяющих наблюдать за поведением допрашиваемого и задавать ему вопросы (вопросы, ответы на которые могут раскрыть личность свидетеля, судья вправе отвести). В то же время Суд допускает, чтобы при допросе свидетеля присутствовал только защитник обвиняемого, если устранение обвиняемого от участия в допросе необходимо в целях защиты свидетеля.

Кроме того, предоставление свидетелям анонимности должно иметь достаточное обоснование. В связи с этим одна только тяжесть инкриминируемого обвиняемому преступления не может считаться достаточным основанием для принятия такого решения.

Таким образом, суду должны быть представлены фактические данные свидетельствующие о необходимости защиты анонимного свидетеля.

В постановлении по делу «Доорсон против Нидерландов» ЕСПЧ определил, что «принципы справедливого суда требуют того, чтобы в соответствующих случаях существовал баланс между интересами защиты и интересами свидетелей или жертв, вызванных для дачи показаний, <...> поэтому обвинительный приговор не должен основываться только или в решающей степени на анонимных утверждениях».

Однако, национальными судами далеко не всегда учитывается позиция ЕСПЧ при рассмотрении уголовных дел.

Так, исходя из сложившейся судебной практики, при оспаривании показаний анонимных свидетелей, необходимо ссылаться на позиции ЕСПЧ в национальных судах, а в дальнейшем обжаловать решения национальных судов в ЕСПЧ.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

ПЕРЕЧЕНЬ ВСЕХ СТАТЕЙ САЙТА

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

+7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60 (WhatsApp)

почта konsultant228@yandex.ru

Бесплатная консультация Московских адвокатов по наркотикам!