Адвокаты по наркотикам

Выигранные нами уголовные дела по наркотикам

Переквалификация с покушения на сбыт наркотиков на их хранение.
Назначено наказание в виде штрафа.

30 октября 2023 года

переквалификация
Источник: yandex.ru

Приговор от 20 октября 2023 года. Недавно я опубликовал статью с переквалификацией действий нашего подзащитного с покушения на сбыт наркотического средства в крупном размере на их приобретение и хранение, то есть на ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса. При этом в ходе его личного досмотра было изъято 5 свёртков с запрещенным веществом, которые, в том числе, по мнению следователя и прокуратуры, указывали о наличие у него умысла на сбыт. С чем в дальнейшем суд апелляционной инстанции не согласился.

При этом в одном из комментариев мне написали, что это исключение из правил и одно-два решения — это случайность и совсем ничего не доказывает. Якобы, если изъяли расфасованное, то в любом случае умысел на сбыт. Да ладно, как говорится, один раз случайность, два раза совпадение, но а три — уже закономерность. Хотя, конечно, у нас в практике подобных решений намного больше.

Итак, теперь об обстоятельствах дела. Напомню приговор от 20 октября этого года, уже после получения мной указанного комментария. Молодой человек был задержан оперативными сотрудниками полиции при выходе из лесопарка на территории города Москвы. В связи с тем, что он якобы вел себя подозрительно. Он был остановлен и был задан вопрос о наличии при себе запрещенных в обороте веществ. На что наш будущий подзащитный ответил утвердительно и сказал, что у него в кармане брюк находится 8 свертков с наркотическим средством гашиш, свободный оборот которого запрещен на территории Российской Федерации.

Которое он недавно забрал, находясь в лесопарке, из тайника, и приобрёл через Интернет исключительно для личного употребления. В дальнейшем наркотик был изъят, и в ходе осмотра места происшествия он сам добровольно указал место тайника. Собственно, как на стадии дознания по делу а изначально вменялось именно приобретение и хранение запрещённого вещества, так и на стадии предварительного следствия, уже после переквалификации его действий на ч. 3 ст. 30, п.п. «а,б» ч. 3 ст. 228.1 УК, то есть на покушение на сбыт в значительном размере группой лиц, за что, собственно, предусмотрено наказание от 8 до 15 лет лишения свободы.

После чего, собственно, мы подключились к защите. Он последовательно давал показания, что сбывать изъятый наркотик он никому не собирался. Купил для себя. При этом от прохождения медицинского освидетельствования после задержания наш будущий подзащитный отказался, за что был привлечён к административной ответственности. Здесь необходимо отметить, что в смывах с его рук было установлено наличие наркотического средства гашиш. В ходе осмотра его телефона никакой информации о незаконном обороте наркотиков установлено не было.

В ходе обыска по месту жительства ни наркотических средств, ни предметов для их фасовки, будь то весы, зип-пакеты, магниты или другие, обнаружено не было. Также хочу обратить внимание, что в рамках проведения наркологической экспертизы еще до переквалификации на покушение на сбыт он также отрицал употребление им наркотических средств. Таким образом, следствие при непосредственном участии прокуратуры в обосновании умысла на сбыт изъятых у нашего подзащитного наркотических средств ссылалась на их расфасовку в 8 свёртков.

Наличие на его руках следов наркотика, а также отсутствие данных, что он сам является их потребителем. Мы понимали, что обвинение именно в покушении на сбыт изъятых веществ является необоснованным, и ситуацию необходимо было исправлять и добиваться переквалификации на хранение изъятого, то есть на ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса.  Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим.

переквалификация с назначением штрафа
Источник: spb.mk.ru

Количество, объём, размещение в удобной для передачи расфасовки, наличие соответствующей договорённости с потребителями и так далее. Собственно, мы ещё на следствии дали дополнительные показания, в которых наш подзащитный рассказал, что время от времени он употребляет запрещённые вещества, а ранее не сказал об этом в показаниях, так как не хотел, чтобы его родственники об этом узнали. И от освидетельствования на предмет употребления наркотика он отказался из этих же побуждений. Показал, что приобретая наркотическое средство, он не мог знать, что оно уже будет расфасовано. Сам фасовкой не занимался.

Следы наркотического средства на руках были обнаружены, так как недавно он употреблял наркотик и брал его в руки. Собственно, в переквалификации его действий на приобретение и хранение наркотического средства в значительном размере нам на следствии было отказано, и дело ушло в суд именно по ч. 3 ст. 30, п. «а,б» ч. 3 ст. 228.1 УК. При этом, если п. «б» данной статьи хоть с натяжкой, но ещё можно было понять — это значительный размер, то вменение п.»а» это группа лиц по предварительному сговору было абсолютно ничем не подтверждено. Ладно, нам не впервой.

Далее, в ходе допроса в судебном заседании оперативных сотрудников, они суду показали, что никакой оперативной информации о причастности нашего подзащитного к сбыту наркотиков они не обладали. Как не обладали и вообще какой-либо информацией о нем. Разработка его не велась, и он случайно попал в поле их зрения при проведении профилактических мероприятий. Подтвердили, что он сразу сказал, что есть запрещённые вещества, указал, что для себя. Добровольно указал, где они находятся перед личным досмотром.

Указал место и способ приобретения. Собственно, сказали, как есть, ничего не придумывая, за что им, собственно, честь и хвала. Были допрошены два свидетеля защиты, которые помимо положительной характеристики нашего подзащитного, суду показали, что к сбыту он не причастен, но с его слов им известно, что изредка он мог сам на рыбалке употребить наркотическое средство, что полностью совпадало с показаниями нашего подзащитного.

И, конечно, он сам дал показания, аналогичные показаниям на следствии. Каких-либо иных доказательств, которые могли бы хоть косвенно свидетельствовать о причастности нашего подзащитного именно к сбыту, стороной обвинения представлено, а судом исследовано не было. Помимо переквалификации действий нашего подзащитного на приобретение и хранение в значительном размере, то есть на ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса, мы просили учесть в качестве смягчающего вину обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию совершённого им преступления.

Здесь важным является и то обстоятельство, что был собран исключительно положительный характеризующий материал. Нашим подзащитным были совершены действия, направленные на заглаживание вреда, нанесённого интересам государства и общества. В прениях же представитель государственного обвинения просил признать нашего подзащитного виновным именно в покушении на сбыт наркотического средства в значительном размере группой лиц по предварительному сговору, то есть по ч. 3 ст. 30, п. «а,б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Напомню, что статья от 8 до 15 лет! Но прокуратура попросила меньше — всего 7.

В конечном итоге суд первой инстанции согласился с нашей позицией об отсутствии доказательств наличия у нашего подзащитного умысла на сбыт изъятого наркотического средства, переквалифицировал его действия на ч. 1 ст. 228 УК РФ, признав виновным в приобретении и хранении в значительном размере.

Признал активное способствование раскрытию и расследованию совершённого преступления в качестве смягчающего вину обстоятельства и с учётом положительных характеристик и иных данных о личности нашего подзащитного, назначил ему наказание в виде штрафа в размере 30.000 рублей. Вот такая арифметика: 7 лет или 30.000 штрафа! Подводя итоги, скажу, что сама по себе расфасовка не свидетельствует при отсутствие других доказательств о цели сбыта изъятого запрещённого вещества. Вот такая вот закономерность!

Не хотите читать? Смотрите видео о переквалификации с покушения на сбыт наркотиков на их хранение ниже!

Артем Цесельский

Артем Цесельский

Юрист, правозащитник. Основатель и руководитель компании "Консультант по ст.228 УК РФ".
Яндекс.Метрика