Адвокаты по наркотикам

konsultant228.ru

Полное оправдание нашего доверителя при рассмотрении уголовного дела о сбыте наркотиков апелляционной коллегией Московского городского суда. Освобождение из-под стражи! Решение от 01.07.2021 года.

Апелляционное определение Московского городского суда от 01.07.2021 года (незаконность изъятия)

Судья Ливенцева Е.В.

Дело №10-9100/2021

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва

1 июля 2021 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Комлевой Ю.В.,

судей Никитина М.В. и Коноваловой Н.В.,

при помощнике судьи Кузнецове А.Д., секретаре Сигачевой М.С.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Дмитриева К.В.,

осужденного М.,

защитника-адвоката Дутова Д.Ю., представившего удостоверение и ордер,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению и дополнениям к нему государственного обвинителя Павлова Е.И., апелляционным жалобам осужденного М. и адвоката Дутова Д.Ю., на приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 26 января 2021 года, в отношении

М., паспортные данные, гражданина РФ, зарегистрированного по адресу: адрес, со средним образованием, холостого, детей не имеющего, нетрудоустроенного, ранее не судимого,

осужденного по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч.3 ст.30 п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч.2 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно к 8 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения осужденному М. до вступления приговора в законную силу оставлена прежней – в виде заключения под стражу.

Срок отбывания наказания М. исчислен со дня вступления приговора в законную силу.

На основании ч.3.2 ст.72 УК РФ время содержания М. под стражей в период с 17 декабря 2017 года до дня вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Никитина М.В., мнение прокурора Дмитриева К.В., поддержавшего доводы апелляционного представления и дополнения к нему, просившего об изменении приговора, выступления адвоката Дутова Д.Ю. и осужденного М., поддержавших доводы апелляционных жалобы, просивших об отменен приговора, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором М. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств, в значительном размере, а также в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, в значительном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступления М. были совершены в г. Москве в период и при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. свою вину в совершенном преступлении от 23 октября 2017 года по ч.1 ст.228 УК РФ признал, указав о том, что наркотические средства были предназначены для личного употребления, свою вину в совершении преступления от 17 декабря 2017 года не признал, указывая на свою непричастность.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Павлова считает, что приговор является незаконным и подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона. Указывает, что по преступлению от 23 октября 2017 года действия осужденного М. были квалифицированы по ч.1 ст.228 УК РФ, которое, в соответствии со ст.15 УК РФ, является преступлением небольшой тяжести, срок давности по которому, в соответствии со ст.78 УК РФ, составляет 2 года. Таким образом, срок привлечения М. к уголовной ответственности по ч.1 ст.228 УК РФ на день постановления приговора, то есть на 26 января 2021 года, истек, в связи с чем осужденный подлежит освобождению от наказания по данному составу преступления. Просит приговор изменить, осужденного М. от назначенного наказания по ч.1 ст.228 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год освободить на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования. Назначить М. наказание по ч.3 ст.30 п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 8 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный М. указывает, что приговор является незаконным в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела. Полагает, что суд первой инстанции не выполнил указания суда кассационной инстанции после отмены предыдущего приговора.

В основу приговора были положены противоречивые показания свидетелей. Судом не была дана оценка тому факту, каким образом, сидя на стуле с застегнутыми сзади наручниками, он смог скинуть подушки и лечь на них. Не были выяснены обстоятельства, почему запрещенные вещества не были обнаружены 17 декабря 2017 года с участием кинолога с собакой, не смотря на то, что обыск проводился в течение более 2 часов.

Выражает несогласие с проведением обыска в квартире 18 декабря 2017 года, поскольку он был проведен с нарушением требований закона, квартира 17 декабря 2017 года не была опечатана сотрудниками полиции, на что показали свидетели в судебном заседании, также данные обстоятельства подтверждаются процессуальными документами и фототаблицей. Указывает, что проникновения в квартиру 17 и 18 декабря 2017 года были незаконными, поскольку он, как проживающее в квартире лицо, не давал на это свое согласие, санкции суда на проведении следственных действий не было, в связи с чем просит признать протоколы обыска недопустимыми доказательствами.

Указывает на отсутствие у него умысла на сбыт запрещенных веществ. На момент рассматриваемых событий он являлся наркозависимым лицом, в связи с чем употреблял запрещенные вещества, однако их сбытом не занимался. Ему не известно, откуда появилось наркотическое средство, обнаруженное в квартире, ему оно не принадлежит.

Просит приговор отменить.

В апелляционной жалобе адвокат Дутов указывает, что приговор является незаконным и необоснованным. Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку у осужденного М. отсутствовал умысел на сбыт наркотических средств, наркотические средства, обнаруженные при личном досмотре осужденного, были предназначены для личного употребления, к наркотическим средствам, обнаруженным в месте его проживания, он никакого отношения не имеет. Автор жалобы считает, что квалификация, данная действиям осужденного М., не подтверждается исследованными судом доказательствами. Ссылается на п.13 ППВС РФ от 15 июня 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» №14, приходя к выводу об отсутствии у осужденного умысла на сбыт наркотических средств, в том числе и учитывая отсутствие каких-либо ОРМ в отношении осужденного М.. Просит переквалифицировать действия осужденного М. по первому эпизоду на ч.1 ст.228 УК РФ, исключить осуждение по второму эпизоду преступления.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционных представления и жалоб, а также дополнений к ним, выслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему выводу.

Так, вина М. в совершении преступления от 23 октября 2017 года, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, подтверждается подробно приведенными в приговоре доказательствами, в частности:

— показаниями свидетелей … и … – сотрудников полиции по обстоятельствам выявления и задержания М., у которого в последующем при производстве личного досмотра были обнаружены и изъяты 10 свертков с наркотическим средством – ……);

— показаниями свидетеля … – сотрудника полиции, свидетелей … и … – понятых, протоколом личного досмотра М. по обстоятельства производства личного досмотра осужденного М. 23 октября 2017 года, обнаружения и изъятия у осужденного … свертков с веществом зеленого цвета, относительно которых М. пояснил, что в свертках находится …, которую он приобрел для личного употребления;

— справкой об исследовании и заключением эксперта, согласно которым установлено, что обнаруженные и изъятые у М. вещества высушенные до постоянной массы сумма, являются наркотическим средством – ……);

— протоколом медицинского освидетельствования, согласно которому у осужденного М. было выявлено состояние опьянения, в том числе установлено наличие в моче каннабиноидов;

— иными доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Суд оценил и проанализировал все исследованные в суде, в соответствии с требованиями ст.240 УПК РФ, доказательства по данному преступлению, представленные сторонами обвинения и защиты в их совокупности. Все изложенные в приговоре доказательства по данному эпизоду суд, в соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ проверил, сопоставив их между собой, каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Как видно из приговора, суд не ограничился только указанием на доказательства, но и дал им надлежащую оценку, мотивировав свои выводы о предпочтении одних доказательств перед другими.

Оснований не доверять показаниям свидетелей не имеется, поскольку они полностью согласуются как между собой, так и с письменными материалами уголовного дела.

Правильно установив фактические обстоятельства по преступлению от 23 октября 2017 года, оценив собранные доказательства, суд пришел к справедливому выводу о доказанности вины М. и дал верную юридическую оценку его действиям по ч.1 ст.228 УК РФ, как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, в значительном размер.

При назначении наказания осужденному М. по данному преступлению судом обоснованно учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности осужденного, наличие смягчающих наказание обстоятельств, подробно приведенных в приговоре, и отсутствие отягчающих обстоятельств.

С учетом совокупности указанных обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, а также характера и степени общественной опасности совершенного преступления, суд счел необходимым назначить за данное преступление М. наказание в виде лишения свободы и не нашел оснований для применения положений ст.ст.64, 73 УК РФ.

Вместе с тем приговор в отношении М. в части осуждения по ч.1 ст.228 УК РФ подлежит отмене, по следующим основаниям.

В силу п.8 ч.1 ст.389.20 УПК РФ, в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об отмене приговора и прекращении уголовного дела.

По смыслу закона, если суд первой инстанции при наличии оснований, предусмотренных п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, не прекратил уголовное дело и (или) уголовное преследование, то, в соответствии со ст.389.21 УПК РФ, суд апелляционной инстанции, при условии согласия осужденного с прекращением дела по нереабилитирующему основанию, отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование.

Преступление совершенное М. 23 октября 2017 года, в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести.

В соответствии с п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если после совершения преступления небольшой тяжести истекло 2 года. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление уклоняется от следствия и суда; течение сроков возобновляется с момента задержания указанного лица.

Согласно п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по истечении сроков давности уголовного преследования.

Как следует из материалов дела, преступление, квалифицированное по ч.1 ст.228 УК РФ, М. совершил 23 октября 2017 года.

26 января 2021 года в отношении М. постановлен приговор.

Таким образом судебная коллегия считает, что приговор в этой части подлежит отмене с прекращением производства по делу на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Кроме того, согласно приговора суда М. также признан винновым и осужден по ч.3 ст.30 п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, то есть за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, в значительном размере, а именно за незаконное хранение по адресу: адрес…, наркотического средства — ……) общей массой не менее сумма, 8 фрагментов плотной перфорированной бумаги общей массой …. с содержащимся на них наркотическим средством производным …а массой …., которые предназначались для сбыта, однако были обнаружены и изъяты в ходе осмотра места происшествия, проведенного 17 декабря 2017 года в период с 4 часов 00 минут до 6 часов 30 минут, и в ходе осмотра места происшествия, проведенного 18 декабря 2017 года в период времени с 17 часов 45 минут до 19 часов 20 минут.

Вину по данному преступлению М. не признал, указывая на свою непричастность к данным событиям, так как изъятые в квартире 17 и 18 декабря 2017 года наркотические средства ему не принадлежат, он их не хранил и сбывать не намеревался.

В основу доказанности вины осужденного М. по данному эпизоду по обстоятельствам обнаружения в квартире наркотических средств судом были положены следующие доказательства:

— показания свидетеля … – сотрудника полиции, который показал, что когда он совместно с …… и … вошли в квартиру, М. вел себя агрессивно, в связи с чем в отношении М. были применены специальные средства – наручники, застегнув руки за спиной и его посадили на кровать. Когда приехали сотрудники следственно-оперативной группы и понятые, М. всячески пытался помещать осмотру квартиры — он вскакивал с кровати, мешал эксперту фотографировать. В какой-то момент он скинул с кровати подушку на пол, лег на нее и лежал на ней до конца осмотра. Также при осмотре квартиры присутствовал кинолог с собакой. Когда собака приблизилась к М., осужденный пытался оттолкнуть ее ногой;

— показания свидетеля …… – сотрудника полиции, который показал, что в связи с сопротивлением М., в отношении него были применены специальные средства – наручники. Когда на место происшествия приехала следственно-оперативная группа, М. сидел на кровати, потом он скинул подушку на пол и лег на нее, при этом осужденный смотрел за осмотром с того места, где он лежал. В последующем свидетель … указывал, что, сбросив подушку на пол, осужденный М. мешал фотографировать, потом сел на кресло возле стола и только потом лег на подушки;

— показания свидетеля … – следователя, который показал, что им производился осмотр квартиры, где проживал осужденный М., при этом, когда он зашел в квартиру, М. сбросил с кровати подушку и лег на нее. В ходе осмотра кровать и постельные принадлежности он не осматривал, так как не посчитал нужным, а на подушке на полу лежал М.;

— показания свидетелей … и …, которые показали, что являлись понятыми при проведении осмотра квартиры, где проживал М. Войдя в квартиру, М. сидел на кровати, при этом его руки были в наручниках. В ходе осмотра М. встал с кровати, стал ходить по квартире, мешая специалисту фотографировать. Когда специалист сказал М. ничего не трогать, тот демонстративно скинул с кровати подушку и сел на стул возле стола, а затем лег на пол, на указанную подушку. В ходе осмотра также присутствовал кинолог с собакой, но собака ничего не нашла. Когда собака приблизилась к М., он пошевелился, тем самым, отпугнув ее;

— показания свидетеля … – собственника квартиры, который показал, что, когда он вместе с сотрудниками полиции вошел в квартиру, М. находился в неадекватном состоянии, в связи с чем в отношении него были применены специальные средства – наручники. Во время проведения осмотра квартиры М. лежал на полу на подушке, собака к М. не подходила, так как испугалась его. Когда осмотр закончился и все лица покинули квартиру, он закрыл дверь на замок, а кто-то из сотрудников опечатал дверь. 18 декабря 2017 года сотрудниками полиции был проведен дополнительный осмотр квартиры, при этом из наволочки подушки, на которой при осмотре 17 декабря 2017 года лежал М. были изъяты наркотические средства. С момента осмотра 17 декабря 2017 года и до момента осмотра 18 декабря 2017 года в квартиру никто не заходил, ключи от квартиры были только у него. Когда 18 декабря 2017 года дверь квартиры он открывал, на ней имелась бумажка, которой дверь квартиры была опечатана;

— показания свидетеля … – сотрудника полиции, которая показала, что 18 декабря 2017 года ею проводился дополнительный осмотр квартиры №… по адресу: адрес. В ходе проведения осмотра квартиры она почувствовала сильных запах конопли, который исходил от лежавшей на полу подушки. Данная подушка была осмотрена специалистом и в наволочке были обнаружены пакеты с растительным веществом, пакеты с капсулами и веществом, трубка и две упаковки с зип-пакетами. Объяснить почему в фототаблице на фотографии входной двери квартиры отсутствует бумажка, которой она была опечатана, и почему тот факт, что дверь квартиры была опечатана она не отразила в протоколе, она не может;

— показания свидетелей … и …, которые показали, что являлись понятыми при проведении осмотра квартиры №… по адресу: адрес, л.41, 18 декабря 2017 года. В ходе осмотра квартиры были обнаружены и изъяты наркотические средства из наволочки подушки, лежавшей на полу. В судебном заседании им на обозрение был представлен протокол осмотра места происшествия от 18 декабря 2017 года, при этом они подтвердили достоверность сведений в нем изложенных;

— показания свидетеля … – кинолога, который показал, что 17 декабря 2017 года он вместе с собакой проводил осмотр квартиры №… по адресу: адрес, при этом, каких-либо запрещенных веществ обнаружено не было. Также он пояснил, что служебную собаку нельзя испугать, и если бы она почуяла наркотические средства, но при этом прямого доступа к ним не имела, она дала бы ему возможность это понять. Бывают случаи когда собака не находит имеющиеся наркотические средства. На это может повлиять ряд факторов, как то усталость служебной собаки, значительная удаленность местонахождения наркотических средств, герметичная упаковка, сквозняки, посторонние запахи.

— протокол осмотра места происшествия от 17 декабря 2017 года с фототаблицей к нему, по обстоятельствам осмотра квартиры №… по адресу: адрес, где были обнаружены и изъяты: сверток с веществом растительного происхождения, 12 зип-пакетов, нож, ложка, весы, фольга, системный блок компьютера, три мобильных устройства;

— заключение эксперта, согласно выводов которого вещество растительного происхождения массой сумма, изъятое 17 декабря 2017 года, является наркотическим средством — ……), на поверхности изъятых предметов содержится наркотическое вещество – тетрагидроканнабинол;

— протокол осмотра мобильного телефона осужденного М., где были обнаружены фотографии различных участков местности, в том числе со стрелками с указанием на конкретный участок, а также переписка М. в мессенджере «…», в которой осужденный сообщает иным лицам о наличии у него наркотических средств, которые необходимо разложить;

— протокол осмотра места происшествия от 18 декабря 2017 года с фототаблицей к нему, по обстоятельствам осмотра квартиры №… по адресу: адрес, где были обнаружены и изъяты на столешнице кухонного гарнитура – столовая тарелка, на письменном столе – две полимерные трубки, в полке данного письменного стола – одна полимерная трубка, на нише для кабеля письменного стола – полимерный пакет с двумя бумажными отрезками. Возле стены обнаружены подушка с наволочкой, внутри которой изъяты два полимерных пакета с веществом растительного происхождения темно-зеленного цвета, полимерный пакет с пятью свертками из полимера темного цвета, полимерный пакет с двенадцатью капсулами светло-коричневого цвета, два пакета с пакетами с застежкой типа «…». На поверхности кровати изъята полимерная трубка;

— заключение эксперта, согласно выводов которого вещества, изъятые 18 декабря 2017 года являются наркотическим средством — ……) массой сумма и сумма; на поверхности восьми фрагментов плотной перфорированной бумаги общей массой … гр. содержится наркотическое средство – производное …а; на поверхности четырех фрагментах трубок обнаружены следы психотропного вещества – амфетамина; на поверхности фрагмента трубки обнаружены следы наркотических средств – ….

Вместе с тем, приведенные в приговоре доказательства в обоснование вины М. а в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, не подтверждают событие указанного преступления.

В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Исходя из требований ст.ст.87, 88 УПК РФ, каждое доказательство проверяется судом путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. При этом, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности достаточности для разрешения уголовного дела.

Так, в силу закона, при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешенным при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

В соответствии с ч.1 ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ.

Мотивируя в приговоре свои выводы о виновности М. в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере, суд признал, что повторный осмотр жилища М. 18 декабря 2017 года, проведен без нарушений закона.

При этом суд пришел к выводу, что обнаруженные 18 декабря 2017 года при повторном осмотре квартиры наркотические средства, не могли быть обнаружены 17 декабря 2017 года, из-за действий осужденного М., который всячески препятствовал проведению осмотра квартиры, в том числе напугал собаку.

Признавая легитимность проведения дополнительного осмотра квартиры 18 декабря 2017 года, суд указал, что после проведения осмотра квартиры 17 декабря 2017 года, она была закрыта на ключ собственником, после чего опечатана сотрудником правоохранительных органов. 18 декабря 2017 года дверь квартиры была открыта собственником, при этом она была опечатана, что указывает на то, что в нее никто не проникал, при этом суд в подтверждение данных выводов сослался на показания свидетелей …, … и ….

Между тем, суд без должной оценки оставил доказательства, представленные сторонами, относительно необнаружения наркотических средств в подушке 17 декабря 2017 года, в том числе при участии кинолога с собакой, и последующего обнаружения наркотических средств 18 декабря 2017 года в отсутствие осужденного М.

Так в протоколе осмотра с фототаблицей от 17 декабря 2017 года была зафиксирована обстановка в квартире, при этом было установлена, что осматриваемая квартира является однокомнатной, осмотр данной квартиры проводился длительный период времени, более двух с половиной часов.

Принимавшие участие в осмотре квартиры лица – свидетели, допрошенные в рамках уголовного дела, указывали на то, что осмотр проводился в связи с наличие оснований полагать, что М. причастен к незаконному обороту запрещенных веществ, в квартире стоял характерный запах данных веществ.

В подтверждение обстоятельств того, что органы предварительного расследования подозревали причастность осужденного М. к незаконному обороту запрещенных веществ, которые он мог хранить в квартире, указывает и привлечение кинолога с собакой.

Допрошенный свидетель Тришкин – кинолог, указывал, что служебную собаку нельзя испугать, и если бы она почуяла наркотические средства, но при этом прямого доступа к ним не имела, она дала бы ему возможность это понять. Бывают случаи когда собака не находит имеющиеся наркотические средства. На это может повлиять ряд факторов, как то усталость служебной собаки, значительная удаленность местонахождения наркотических средств, герметичная упаковка, сквозняки, посторонние запахи.

Исходя из исследованных доказательств полагать, что имело место значительная удаленность местонахождения наркотических средств, герметичная упаковка и посторонние запахи не имеется, принимая во внимание, что квартира является однокомнатной, при проведении дополнительного осмотра квартиры именно наличие запаха от подушки привлекло внимание свидетеля … к данному объекту, что следует из ее показаний.

Кроме того, суд первый инстанции фактически оставил невыясненным вопрос, почему сотрудниками полиции не была осмотрена и изъята данная подушка в ходе осмотра места происшествия 17 декабря 2017 года, если от нее исходил сильный запах конопли, а также почему сотрудниками правоохранительных органов не было предпринято мер к пресечению действий М. по сокрытию наркотического средства, если таковые имели место быть, учитывая, что сотрудники полиции располагали сведениями о возможной причастности осужденного М. к незаконному обороту запрещенных веществ, что следует из произошедших событий.

Выводы суда об опечатывании квартиры 17 декабря 2017 года по окончанию осмотра основаны на противоречивых доказательствах. Так, допрошенные понятые не указывали на данное обстоятельство, поясняя, что они не помнят данных событий, свидетели Виноградов и Зайцев после обозрения протокола осмотра квартиры с фототаблицей от 18 декабря 2017 года подтвердили сведения там изложенные, при этом имеющейся фототаблицей факт опечатывания квартиры не подтвержден.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о законности осмотра квартиры … д.41 по адрес в г. Москве 18 декабря 2017 года и изъятия наркотических средств, которые вменяются М. по данному преступлению.

Иные доказательства, положенные в основу приговора в отношении М. И.А., являются либо производными от данного протокола осмотра квартиры, либо являются недостаточными для признания М. виновным в уголовно-наказуемом деянии.

С учетом вышеизложенного, исходя из положений ст.14 УПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу о том, что имеющиеся в материалах уголовного дела и исследованные судом доказательства не опровергают доводы М. о его невиновности в указанном преступлении, в связи с чем приговор подлежит отмене, а уголовное дело — прекращению, за отсутствием события преступления.

В связи с отменой приговора в части осуждения М. по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст. 228.1 УК РФ на основании ст.ст.133-134 УПК РФ за осужденным следует признать право на реабилитацию.

На основании изложенного и руководствуясь ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 26 января 2021 года в отношении М. в части его осуждения по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ отменить, производство по уголовному делу в отношении М. И.А. прекратить, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием события преступления.

Признать за М. право на реабилитацию в порядке ст.133-134 УПК РФ.

Этот же приговор в части осуждения М. по ч.1 ст.228 УК РФ отменить, производство по уголовному делу прекратить на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Меру пресечения в отношении осужденного М. отменить, освободив его из-под стражи.

Апелляционное представление прокурора удовлетворить частично, апелляционные жалобы адвоката и осужденного удовлетворить.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке во Второй кассационный суд общей юрисдикции в соответствии с требованиями главы 47.1 УПК РФ в течение 6 месяцев со дня оглашения. Разъяснить М. право ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий:

Судьи:

Источник: Ссылка на производство была удалена с сайта Московского городского суда, по неизвестной нам причине.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru