Адвокаты по наркотикам

Выигранные нами уголовные дела по наркотикам

Кассационное определение Верховного суда РФ от 01 июля 2021 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №25-УД21-12-К4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

г. Москва 01 июля 2021 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

Председательствующего Безуглого Н.П.

судей Червоткина А.С., Таратуты И.В.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

рассмотрела в судебном заседании в порядке выборочной кассации уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Буряка Р.Н. о пересмотре приговора Приволжского районного суда Астраханской области от 31 июля 2019 года, апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 17 октября 2019 года, определения судебной коллегии по уголовным делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 8 июня 2020 года.

По приговору Приволжского районного суда Астраханской области от 31 июля 2019 года, постановленному в порядке главы 40.1 УПК РФ, Буряк Роман Николаевич, несудимый,-

осужден по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ к штрафу в размере 50 000 рублей, а также к лишению свободы по:

— ч. 2 ст. 210 УК РФ на 5 лет;

-ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (по преступлению от 25 апреля 2018 года) — на 7 лет с лишением права заниматься педагогической деятельность на срок 3 года;

— п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (по преступлению от 24 апреля 2018 года) — на 8 лет с лишением права заниматься педагогической деятельностью на срок 4 года;

— ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (по преступлению от 24 апреля 2018 года) — на 7 лет с лишением права заниматься педагогической деятельность на срок 3 года;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 50 000 рублей, с лишением права заниматься педагогической деятельностью на срок 5 лет.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 17 октября 2019 года приговор изменен:- уточнено, что Буряк хранил в целях сбыта наркотическое средство, являющееся производным наркотического средства — М-метилэфедрон, массой 13,84 грамма, а не 13,88грамм;

— исключено указание о совершении Буряком Р.Н. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в отношении наркотического средства массой 13,84 грамма, совместно с Д, и определено считать его совершившим преступление с установленным лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство;

— действия Буряка Р.Н. квалифицированы по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года), по которой назначено наказание с учетом ч. 2 ст. 62, ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев;

— исключено указание о признании в качестве отягчающего наказание обстоятельства за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, совершение его в составе преступного сообщества со смягчением наказания с учетом ч. 2 ст. 62 и ст. 64 УК РФ до 5 000 рублей штрафа.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание — 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с лишением права заниматься педагогической деятельностью на срок 5 лет, со штрафом в размере 5 000 рублей. Вещественное доказательство – служебное удостоверение сотрудника МВД России на имя Буряка — направлено в Управление по работе с личным составом УМВД России по Астраханской области.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 8 июня 2020 года указанные судебные решении изменены, назначенное Буряку Р.Н. наказание смягчено:

— по ч. 3 ст. 30, пн. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (преступление, совершенное 25 апреля 2018 года) до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

— по п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (преступление, совершенное 24 апреля 2018 года) — до 7 лет 6 месяцев лишения свободы;

по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ (преступление, совершенное 24 апреля 2018 года) — до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

Наказание, назначенное на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ смягчено до 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься педагогической деятельностью на срок 5 лет, со штрафом в размере 5 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина АС , выступления осужденного Буряка Р.Н. и адвоката Волобоевой Л.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, прокурора Аминова В.Р., просившего об изменении судебных решений, переквалификации действий Буряка Р.Н с п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч . 3 ст. 30-п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ со смягчением наказания,

Судебная коллегия установила :

Буряк Р.Н. осужден за:

— участие в преступном сообществе (преступной организации);

— два покушения на незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в крупном размере, организованной группой;

— незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в крупном размере, организованной группой;

— совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными в результате совершения им преступления, в

целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами.

Преступления совершены в период с марта по апрель 2018 года в г. Астрахани и Астраханской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и выступлении в судебном заседании осужденный Буряк Р.Н., выражая несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым, указывая на то, что суд не учел влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, в которой мать осталась без его, в том числе, и материальной поддержки. Просит судебные решения изменить, смягчить назначенное ему наказание.

Кроме того, в постановлении о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции указано следующее.

Из изложенных в приговоре обстоятельств совершения преступления следует, что 19 апреля 2018 года неустановленный участник преступного сообщества организовал тайник с закладкой наркотического средства, о чем неустановленный «управляющий» сообщил Буряку. После этого Буряк произвел изъятие данной закладки, и в период до 24 апреля 2018 года часть данного наркотического средства поместил в 3 тайника, сообщив об этом «управляющему». 27 апреля 2018 года сотрудниками правоохранительных органов наркотические средства в 3 тайниках были изъяты.

Судом первой инстанции указанные действия Буряка квалифицированы по п.п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как оконченное преступление. Однако, по смыслу закона, если лицо в целях сбыта незаконно приобретает и хранит наркотические средства, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает их приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств. Данных о том, что информация о нахождении тайников была доведена до непосредственных потребителей наркотических средств, в материалах дела не содержится.

Наркотическое средство было изъято из закладок в ходе оперативнорозыскных мероприятий. В связи с этим квалификация действий Буряка по пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ вызывает сомнения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Буряка Р.Н. в совершении преступных действий, за которые он осужден, подтверждена материалами дела. Судами нижестоящих инстанций действиям Буряк Р.Н. по эпизоду 25 апреля 2018 года дана правильная правовая оценка, и в этой части судебные решения не оспариваются.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ приговор, определение или постановление суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке могут быть отменены или изменены по основаниям допущенных в ходе производства по уголовному делу существенных нарушений уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела.

К таким нарушениям относится, в частности, неправильное применение уголовного закона при квалификации действий виновного и при назначении ему уголовного наказания, что имело место по данному уголовному делу.

Преступные деяния, в совершении которых 24 апреля 2018 года признан виновным Буряк Р.Н., изложены в приговоре следующим образом:

«В период до 16 часов 20 минут 19 апреля 2018 г., неустановленный участник преступного сообщества (преступной организации) организовал, на участке местности, расположенном в Трусовском районе г. Астрахани, с координатами ОР8 46.277004, 47.902858, тайник с закладкой наркотического средства — 1 -фенил-2-(пирролидин-1 -ил)пентан-1 -он, в крупном размере, массой не менее 16,55 гр., являющегося производным наркотическогосредства -N-метилэфедрон, о чем неустановленный — «управляющий», имеющий в программе « г» информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» псевдоним « », с использованием информационно телекоммуникационной сети «Интернет» сообщил участнику преступного сообщества (преступной организации) Буряк Р.Н., выполняющему роль «закладчика» наркотических средств.

После чего, Буряк Р.Н., являясь участником преступного сообщества (преступной организации) совместно с установленным следствием лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, во исполнение преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», организованной группой, в крупном размере, произвели 19 марта 2018 г., точное время не установлено, изъятие данной закладки, и в период до 19 часов 37 минут 24 апреля 2018 г. осуществили незаконный сбыт части указанного выше наркотического средства — 1 -фенил-2-(пирролидин-1 -ил)пентан-1 -он. в крупном размере, общей массой 2,71 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», организованной группой, в 3 тайниках, организованных на участках местности с координатами ОР8: -46.289349, 48.077507, в грунте у основания ограждения из металлической сетки бесхозного дачного участка дачного кооператива «Пульс» в 1,44 км. в северо-восточном направлении от дома № 71 по ул. Астраханская с. Осыпной Бугор Приволжского района Астраханской области, части указанного выше наркотического средства — 1 -фенил-2-(пирролиднн-1 -ил)пентан-1 — он, в значительном размере, массой 0,88 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, -46.289349, 48.077504. в грунте у основания ограждения из металлической сетки бесхозного дачного участка дачного кооператива «Пульс» в 1,45 км. в северо-восточном направлении от дома 71 по ул. Астраханская с. Осыпной Бугор Приволжского района Астраханской области, части указанного выше наркотического средства — 1-фенил-2~(пирролиднн-1-ил)пентан-1- он, в значительном размере, массой 0.90 гр.. являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, — 46.286457, 48.070310, в грунте у основания ограждения из металлической сетки бесхозного дачного участка дачного кооператива «Монтажник» в 850 м. в восточном направлении от дома № 71 по ул. Астраханская с. Осыпной Бугор Приволжского района Астраханской области, части указанного выше наркотического средства — 1 -фенил-2-(пирролидин-1 -ил)пентан-1 -он, в значительном размере, массой 0,93 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, сообщив об этом впоследствии неустановленному «управляющему», использующему в программе « » в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» псевдоним « ».

В период времени с 00 часов 26 минут до 02 часов 40 минут 27 апреля 2018 г. при производстве сотрудниками УНК У МВД России по Астраханской области осмотров мест происшествия по указанным выше участкам местности данное наркотическое средство — 1-фенил-2-(пирролидин-1-ил)пентан-1-он, в крупном размере, общей массой 2,71 гр., являющееся производным наркотического средства — N-метилэфедрон, было обнаружено и изъято.

Оставшуюся часть наркотического средства — 1-фенил-2- (пирролидин-1- ил)пентан-1-он, в крупном размере, массой 13,88 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, Буряк Р.Н. являясь участником преступного сообщества (преступной организации), действуя с ведома и согласия неустановленного «управляющего», использующего в программе « » в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» псевдоним « », а так же действуя в составе организованной группы с установленным следствием лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, продолжили незаконно хранить при себе и по адресу: г. Астрахань, В период до 16 часов 20 минут 19 апреля 2018 г., неустановленный участник преступного сообщества (преступной организации) организовал, на участке местности, расположенном в Трусовском районе г. Астрахани, с координатами ОР8 тайник с закладкой наркотического средства — 1-фенил- 2-(пирролидин-1 -ил)пентан-1 -он, в крупном размере, массой не менее 16,55 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, о чем неустановленный — «управляющий», имеющий в программе « » в информационно телекоммуникационной сети «Интернет» псевдоним « », с использованием информационно телекоммуникационной сети «Интернет» сообщил участнику преступного сообщества (преступной организации) Буряк Р.Н., выполняющему роль «закладчика» наркотических средств.

После чего, Буряк Р.Н., являясь участником преступного сообщества (преступной организации) совместно с установленным следствием лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, во исполнение преступного умысла, направленного на незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», организованной группой, в крупном размере, произвели 19 марта 2018 г., точное время не установлено, изъятие данной закладки, и в период до 19 часов 37 минут 24 апреля 2018 г. осуществили незаконный сбыт части указанного выше наркотического средства — 1 -фенил-2-(пирролидин-1 -ил)пентан-1 -он, в крупном размере, общей массой 2,71 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», организованной группой, в 3 тайниках, организованных на участках местности Астраханской области, которое в период времени с 00 часов 26 минут до 02 часов 40 минут 27 апреля 2018 г. при производстве сотрудниками УНК У МВД России по Астраханской области осмотров мест происшествия по указанным выше участкам местности было обнаружено и изъято.

Оставшуюся часть наркотического средства — 1 -фенил-2-(пирролидин-1 — ил)пентан-1-он, в крупном размере, массой 13,88 гр., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, Буряк Р.Н. являясь участником преступного сообщества (преступной организации), действуя с ведома и согласия неустановленного «управляющего», использующего в программе « в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» псевдоним « », а так же действуя в составе организованной группы с Д продолжили незаконно хранить по адресу; г. Астрахань, до производства в период с 16 часов 55 минут до 18 часов 10 минут 26 апреля 2018 г. осмотра места происшествия по указанному выше адресу, в результате чего указанное выше наркотическое средство было обнаружено и изъято сотрудниками ОМВД России по Камызякскому району Астраханской области, в связи с чем его незаконный сбыт не был доведен Буряк Р.Н. в составе преступного сообщества (преступной организации) с неустановленными «управляющими», использующими в программе « » в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» псевдоним « », а так же с Д действовавшим с Буряк Р.Н. в составе организованной группы до конца по независящим от них обстоятельствам».

Эти действия Буряка Р.Н. в приговоре квалифицированы по п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п.п.. «а, г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ.

При этом ни в приговоре, ни в последующих судебных решениях не указано, какие именно действия Буряка Р.Н. квалифицированы как покушение на преступление, а какие — как оконченное преступление.

При исключении излишних подробностей указанные действия Буряка Р.Н., относящиеся к 24 апреля 2018 года (с учетом внесенных судом апелляционной инстанции изменений) могут быть изложены следующим образом:

«19 апреля 2018 г., неустановленный участник преступного сообщества организовал на участке местности, расположенном в Трусовском районе г. Астрахани, тайник с закладкой наркотического средства — 1-фенил-2- (пирролидин-1 -ил)пентан-1 -он массой 16,55 г., являющегося производным наркотического средства — N-метилэфедрон, о чем неустановленный «управляющий», имеющий в программе « » сети «Интернет» псевдоним « », по сети «Интернет» сообщил участнику преступного сообщества Буряку. Буряк Р.Н., совместно с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, 19 марта 2018 г., изъял эту закладку, и 24 апреля 2018 г. осуществил незаконный сбыт части указанного наркотического средства в 3 тайниках, организованных на участках местности с указанных в приговоре координатами массой 0,88, 0.90 и 0,93 грамма (всего 2,71 грамма), сообщив об этом неустановленному «управляющему». (Данное наркотическое средство было изъято 27 апреля 2018 г. сотрудниками УНК У МВД России по Астраханской области).

Оставшуюся часть наркотического средства массой 13,84 гр. Буряк Р.Н., действуя в составе организованной группы, продолжил незаконно хранить до его изъятия 26 апреля 2018 г. сотрудниками ОМВД России по Камызякскому району Астраханской области, в связи с чем его незаконный сбыт не был доведен Буряком Р.Н. до конца по независящим от него обстоятельствам.

Таким образом, как оконченное преступление — сбыт наркотического средства (с указанными в приговоре и последующих судебных решениях квалифицирующими признаками) — квалифицированы действия Буряка Р.Н., выразившееся в размещении наркотического средства в 3 тайниках массой 0,88, 0.90 и 0,93 грамма (всего 2,71 грамма) и сообщении об этом неустановленному «управляющему».

Действия же Буряка Р.Н., выразившиеся в хранении наркотического средства массой 13,84 грамма с целью его дальнейшего сбыта, квалифицированы как неоконченное преступление — покушение на сбыт наркотического средства (с указанными в приговоре и последующих судебных решениях квалифицирующими признаками).

Между тем, действия Буряка Р.Н., выразившееся в размещении наркотического средства в 3 тайниках и сообщении об этом неустановленному «управляющему», без достаточных к тому оснований квалифицированы как оконченное преступление — сбыт наркотического средства.

Согласно ст. 29 УК РФ преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

По смыслу закона, незаконный сбыт наркотического средства следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю наркотических средств независимо от их фактического получения приобретателем. Если лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, тем самым совершает действия, направленные на их последующий сбыт, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает наркотические средства приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств.

Как усматривается из материалов дела, Буряк Р.Н. совместно с другим лицом поместил наркотические средства в тайники, и сообщил об их местонахождении другому участнику организованной группы «управляющему». Вместе с тем, данных о том, что информация о конкретных местах нахождении наркотических средств была доведена до потребителей наркотиков, в материалах дела не содержится. Наркотическое средство было изъято из закладок в ходе оперативно-розыскных мероприятий.

При таких обстоятельствах, действия Буряка Р.Н. в этой части подлежат переквалификации на с ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в крупном размере, организованной группой.

Кроме того, материалами дела по событиям 24 апреля 2018 года в целом установлено следующее. Буряк Р.Н., изъяв из тайника указанное наркотическое средство массой 16,55 г., часть его общей массой 2,71 грамма разместил в 3 тайниках (где оно фактически хранилось без сообщения местонахождения тайников потребителям, до изъятия 27 апреля 2018 года).

Оставшуюся часть наркотического средства массой 13,84 грамма он незаконно хранил с целью сбыта по адресу: г. Астрахань,  до его изъятия 26 апреля 2018 года.

Таким образом, все действия Буряка Р.Н. по событиям 24 апреля 2018 года в отношении наркотического средства общей массой 16,55 г. были охвачены его единым умыслом, и подлежат квалификации как единое преступление — покушение на незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в крупном размере, организованной группой.

Поэтому действия Буряка Р.Н. по действиям 24 апреля 2018 года, квалифицированные по п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, подлежат переквалификации на единое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В связи с вносимыми в приговор изменениями, принимая во внимание положения, предусмотренные ст.ст. 62 ч. 2 и 66 ч. 3 УК РФ, а также учетом влияния наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, назначенное Буряку Р.Н. основное наказание в виде лишения свободы, подлежит смягчению.

Кроме того, дополнительное наказание в виде лишения права заниматься педагогической деятельностью по п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и по совокупности преступлений Буряку Р.Н. назначено с нарушением требований уголовного закона.

Назначая Буряку Р.Н. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, суд в приговоре указал следующее: «Учитывая то обстоятельство, что Буряк Р.Н. после окончания учебного заведения работал преподавателем в ГБОУ АО «, суд считает необходимым назначить ему дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью», не указав, каким именно видом деятельности.

Между тем, санкция ч. 4 ст. 228.1 УК РФ предусматривает данный вид дополнительного наказания в качестве альтернативного. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 8 Постановление Пленума ВС РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», лишение права заниматься определенной деятельностью может быть назначено в качестве основного или дополнительного наказания за преступление, которое связано с определенной деятельностью лица.

Назначая данное дополнительное наказание, суд в описательно-мотивировочной части приговора не мотивировал необходимости его назначения, не указал, каким образом совершенные преступления связаны с его профессиональной преподавательской деятельностью. Поэтому указание о назначении Буряку Р.Н. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься педагогической деятельностью подлежит исключению из приговора и последующих судебных решений.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 401.14 – 401.16 УПК РФ,

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации,

 определила:

Приговор Приволжского районного суда Астраханской области от 31 июля 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 17 октября 2019 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 8 июня 2020 года в отношении Буряка Романа Николаевича изменить.

Действия Буряка Р.Н. по преступлениям от 24 апреля 2018 года, квалифицированные по п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ переквалифицировать на ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по которым назначить наказание — 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

Исключить из приведенных судебных решений указание о назначении Буряку Р.Н. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься педагогической деятельностью.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 174.1, ч. 2 ст. 210, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (по преступлению от 25 апреля 2018 года) и ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (по преступлению от 24 апреля 2018 года) путем частичного сложения наказаний окончательно Буряку Р.Н. назначить наказание — 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 5 000 рублей.

В остальном указанные судебные решения оставить без изменения.

Кассационное определение может быть обжаловано в президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке судебного надзора, установленном главой 48′ УПК РФ.

Председательствующий:

Судьи:

Источник: Верховный суд РФ

Яндекс.Метрика